30 мая 2009 г.

Ничто осталось.


Ты закрыл дверь.
Яро хлопнув ею и прищемив мои пальцы чувств.
Я не кричала. Я не плакала.
Я улыбалась. Лучший и самый пошлый вариант лицемерия, не правда ли?

Боль...кап-кап... Соль. Сыпится...
Боль стекает по моим пальцам, а я больше не мечтаю смотреть в твои глаза.

Ты в небо улети. Дождями падай...упади. Отпусти меня. Прости.

Я отняла руки и сползла по двери. На ней не осталось моих следов, а я лишь прижалась к ней и ждала. Ты чувствовал каждую мою мысль, как соль на ранах. Я чувствовала - ты сел на кровать и обхватил голову руками.
Как страшно все получилось, правда?

Я хочу понять: почему так, а не иначе. Что-то значат эти темные глаза - взгляд твой. Умираешь. Я знаю. Не кричишь. Все понимаешь. Когда чувствуешь конец, умираешь.

Раньше я всегда приходила к тебе, стоило только закрыть глаза.
Я сидела на твоем диване или же рядом с ним, на полу и просто смотрела на тебя.
Такой родной профиль, такой родной шелк волос и эта милая сутулость.
Я любила каждый твой жест и знала что ты чувствуешь меня рядом. Не осознаешь, но чувствуешь. Твои глаза никогда не поварачивались в мою сторону. Я была призраком в твоей комнате. Но я была твоим призраком в твоей комнате.
Иногда я оставляла тебе капли себя, чтобы тебе было тепло даже тогда, когда я не могла приходить к тебе. Это был единственный дом вампира, с которым не надо было здороваться. Это был и мой дом.

И вот два дня назад я пробираюсь по привычке к тебе и вижу, как ты захлопываешь дверь.
Обессилено стекая по белым доскам, я не плачу - я жду.
Ты конечно же чувствуешь меня.
Я не выдерживаю, и все же открываю через силу дверь сама. Но это не твоя комната. Вроде бы она, но... Я все вижу словно через пелену слез. Твой силует расплывается, хотя он всегда был четким. Я прохожу и чувствую что все....теперь действительно все закончилось.
И темнота ночи накрывает меня. Я не хочу уходить, я не могу смириться, но должна.
Больно.
На следующий день я прихожу к тебе вновь. И ту же картину вынести не в состоянии.
Как теперь быть не знаю. Холодно.

И прекрасен дождь, и прекрасен снег. Здесь нет твоего взгляда, нежно падающего с век.

29 мая 2009 г.

Сладость картонных чувств. Снимая маску.


Закрывая глаза - сладкие родные черты лица...
Открывая душу - сладкие улыбки нежных чувств...
Пропуская твой призрак в окно - остывшие обьятия прошлого...

Быть может прокричав в пустоту твои буквы, я вновь увижу эту пару сломанных веток под нашими ногами. Быть может раскатав по небу облака, я вновь услышу сладость твоего голоса. Быть может прошелестев ветру искренность, я вновь почувствую в ответ твои прикосновения.
Восковые лица смотрят в наши души, но все же сердца еще могут бится. Мы лишь пустые марионетки, все наши мечты томятся в клетке...от этих оков нам не освободится.


возможно я бы прокричала ночью о своих порывах, разорвала бы игры глупых и бездушных. Но зачем, если все вернется на своя, как возвращаются люди в старый полуразрушенный дом после землятрясения?

27 мая 2009 г.

Играючи с болью


А глаза пусты и стеклянны. Взгляд врезался в стену, но если заглянуть в эти распахнутые глаза - понимаешь, что они не видят ничего. Руки изящно сложены на коленях, спина пряма, словно в нее вогнали кол, а волосы разбросаны по плечам, словно небрежно откинутая ветром паутина-шаль. Комната покрыта годовым слоем пыли, как и все в этой квартире, кроме нее. Ее фигура замерла словно статуя в твоем сердце и на этой кровати. Ты врываясь в эти двери еще не знал, что засмотревшись на нее, остановив на ней любящий взгляд, отныне останешься стоять так вечно, также как и она. Оставив след по ее щеке пробежала слеза.

26 мая 2009 г.

Колокольня зоркости. Блеф чувственных игр.


Расплываясь в пороках нежности и живя своим воображением, я рисую комиксы собственной жизни, празднуя капли новорожденных слез. Расплываясь в пьяном блаженстве и слизывая последние капли кровяных подтеков памяти, я забываю все плохое, но воворемя вспоминаю свою злопамятность. Боготворя истоки сил я срываю то, что ты скрываешь. Это так весело - разрываться в гармониях излияний и допивать тебя всего не оставляя ни капли, жадно. Из глаз в глаза я улетаю снова исчезая. Такова судьба моих полетов - я не умею быть долго на одном месте среди столь разных и интересных душ. Каждая так вкусна и так изысканна в своей индивидуальности слез. Каждая так смешно по-детски пытается от меня закрыться не понимая, что раскрывается так еще больше. А есть те, кто тянутся к моим пальцам, надеясь найти в них свет, не понимая что там лишь отсветы от сканера.

Было так интересно озорно играть со своими нервами и позволять себе поддаваться на каждую колыбельную страсти. Я ничего не помню уже, хотя обещала не забыть. Я помню все, хотя пожалуй мне лучше забыть это все. Я не хочу больше. Я хочу в теплые руки. Я хочу быть теплым ветерком ибо надоедает быть заманчивым ураганом. Но нет сил даже на свежесть бриза.

Я не умею оставаться одна...

Гаснет звон последнего вздоха

23:21:02 Пьеро

*смущенно* а тебе нравятся нежные укусы в шею?

23:25:02 Afelia

*__* я их обажаю...


Расплываясь в пороках нежности и
живя своим воображением, я рисую комиксы собственной жизни, празднуя капли новорожденных слез. Расплываясь в пьяном блаженстве и слизывая последние капли кровяных подтеков памяти, я забываю все плохое, но воворемя вспоминаю свою злопамятность. Боготворя истоки сил я срываю то, что ты скрываешь. Это так весело - разрываться в гармониях излияний и допивать тебя всего не оставляя ни капли, жадно. Из глаз в глаза я улетаю снова исчезая. Такова судьба моих полетов - я не умею быть долго на одном месте среди столь разных и интересных душ. Каждая так вкусна и так изысканна в своей индивидуальности слез. Каждая так смешно по-детски пытается от меня закрыться не понимая, что раскрывается так еще больше. А есть те, кто тянутся к моим пальцам, надеясь найти в них свет, не понимая что там лишь отсветы от сканера.

Было так интересно озорно играть со своими нервами и позволять себе поддаваться на каждую колыбельную страсти. Я ничего не помню уже, хотя обещала не забыть. Я помню все, хотя пожалуй мне лучше забыть все. Я не хочу больше. Я хочу в теплые руки. Я хочу быть теплым ветерком ибо надоедает быть заманчивым ураганом. Но нет сил даже на свежесть бриза.

Я не умею оставаться одна...

25 мая 2009 г.

В ощущении себя. Отречение.


Аромат растворимого кофе и учебного заведения заставляет засыпать живость сердца и еще кощунственней рассыпаться ничтожные мысли:
Когда ты сам того не понимая вгонял в меня колья собственных воспоминаний обо мне, я наблюдала за твоими потугами и просто улыбалась. Моя улыбка растекалась по твоим нервам и вызывала ответную. Болью пропуская через себя смех, наши глаза встретились и разорвали любые помехи. Лишь песчинки сахара в воздухе еще заставляли тебя немного щуриться.
Мои глаза слипались ныне от трезвости раздумий и глубин пустоты сознания. Уронив голову на руки я ощущала наиболее остро раны и ожоги от каждого мерзкого незнакомого заинтересовавшегося мною взгляда. Эти раны оставляли рубцы и шрамы, которые в прочем быстро исчезали, но лишь в том случае если никто из проходящих не вонзил в них клыки слов и знакомств. Иначе мое тело еще долго ноет напоминая собой о каждом таком остатке края. Особенно сильно это проявляется в ночи откровений и бессоницы, в ночи когда не можешь уснуть воя и извиваясь в конвульсиях. В ночи, какой была и эта.
Это так интересно и озорно - ловить взгляды ровно за секунду до того, как глаза отведут.

24 мая 2009 г.

Моя капля вдохновений


Периодичность появлений и исчезновений заставляет иногда усомниться в твоей реальности.
Ты капля моей живости и капля моей исркенности перед собой.


Эти линии может понять правильно лишь их создатель, но они созданы не для понимания а для чувств зрителя.
Если созерцая ты ничего не чуешь глядя на мой рисунок, значит моя работа прошла даром, значит я сотворила очередную ничтожную ненужность, оставляющую лишь сладкие самолюбивые наброски в моей памяти. Это убого. Это жалко. Это гадко.

Продери меня насквозь, и ты удивишься чувствуя себя в моей крови.
Загляни в мою сущность, и ты поразишься ее зеркальности.
Посмотри в эти обманчивые горящие глаза, и ты растворишь в них свое отражение навсегда.

21 мая 2009 г.

Первые капли свежего счастья на моих ладонях.

Когда ты резко и совершенно неожиданно чувствуешь свободу, из твоей души непроизвольно выравается крик. Также непроизвольно ты, все еще торопясь, словно опасаясь, что это все ненадолго, срываешь с себя эти кандалы, и, все в той же спешке бросая я их куда нибудь подальше, бежишь. Мчишься куда глаза глядят, главное чтобы не здесь, не рядом...все равно куда. Свобода для тебя как первый вздох после недостатка воздуха, словно капля дождя в пустыне. Горящими глазами ты смотришь на свои руки и все еще не веришь своему странному счастью. С быстротой лани ты ускользаешь от смотрящих в след глаз и исчезаешь за облаками.
И вот ты унимаешься и чуешь, что за тобой никто не гонится и больше никто не тянет. И ты счастливо смотришь в небо.
Кап-кап... Каждый вздох на твоем лице отражается светом.
Кап-кап....Каждая капля вдохновляет тебя своим теплом.
Столь долгожданный дождь наконец насыщает твое состояние эйфорией.
И именно сейчас, не минутой ранее, а сейчас, ты вдруг понимаешь: он отпустил тебя.
Твое лицо озаряется улыбкой и больше ничего не потревожит тебя, и эта странная гнетущая тоска наконец останется лишь в памяти.

Спасибо...
_________________________________________________________________

Капля за каплей на лице. Прыгая по лужам слушать веселый хохот призраков, оные обещают сопровождать тебя еще как минимум пять лет. Они также счастливы как и ты сейчас, они также брызгают на тебя, прыгая в лужи рядом и также озорно смотрят на совсем не располагающее к радости серое угрюмое небо.
Но вместе вам весело и вместе вы не помните про завтра и планы, про дом и разговоры, про предстоящую сессию и прочие мелочные проблемы. Ведь это такие мелочи! Они решатся и быстро. Так зачем думать о них сейчас, когда в твоей душе наконец все спокойно.

Как долго не чуя такого всепоглащающего счастья я смотрела в это небо и чего то ждала.
Но все же надо запомнить: люди никогда не меняются и ожидать от них чего-то бессмысленно.
Мое счастье зависит только от меня.
И если я сейчас так счастлива - значит я все делаю правмльно.

20 мая 2009 г.

Проиграешь моему сердцу.


Обострение энергетических лучей глаз.
Приближение спящего вулкана.
Ожидание извержения сыростью смеха.

Упав со скалы и рассыпавшись на сотни маленьких бабочек пропитаю слезами твою душу. Ты сгниешь в попытке искупиться и никогда не поверишь в этот искусственный мир. А я буду снова и снова приходить в твою суть словно в первый раз. Ограничивая собственную сущность внутри я понимаю: для меня больше нет ни нейлоновых законов ни карликовых правил. Более ничего в этом пустозвоновом свете.

Я вновь и вновь буду падать в твои зеркала отчаяний. Я прорисую каждой линией сердца собственные муки счастья. Это будет страстная эйфория мучений. Это будет гладкая шероховатость царапин, что оставлю на щеке твоей.

Колкость размытости истин рассказывает мне также об обманчивости форм и сущностей:
Смешно замечать как люди верят в твой свет, не чуя при этом, как эта вера уже подбирается к их такому слабой хрупкой шее. Но я никогда не сниму этих масок. Искусно ими играя, рука не дрогнет и как всегда - слабая грустная улыбка от очередной победы.

Я не люблю мужчин за то, что их слишком легко обмануть.
Я не люблю их за то, что они слишком падки на ловкий взгляд и пару правильных жестов.
Я не люблю их за то, что они не умеют желать.
Я не люблю их за то, что они не умеют удержать.
Не найдется видимо того адова исчадия, которое удержит в лапах этот мой ураган страстей и сухости слез на бархатистости щек.
Но без мужчин скучно...Ибо женщины не умеют так обманчиво и вкрадчиво любить.


Тайлер, моя маленькая слабость.
Пьеро, мое милое домашнее животное, покорившее меня за два дня.
Брат, вечно рядом бредущий, такой упрямый параноик.
Маркус, слишком ловкий, для того чтобы о нем забыть и посметь не упомянуть.
К вам я привязалась, и именно вас ценю более всего в этом мужском мире.
Для каждого свои причины и кто-то их знает, а кто-то нет, но...от факта не убежишь и я признаю.

17 мая 2009 г.

Головоломка из чувств


Вкушая сладкие пары чая в руках вспоминаю
каждую ноту этого кромешного дня
.
Я замечаю что мы всегда говорим поверхностно, утаивая суть.
А когда нужно сказать эту самую суть, если есть сила воли, в нас что-то ломается.
И вот он поток глубины, сути, откровений.

Теребя веточки увядающего растения, обдирая с него столь нежные цветки я совсем не следила за действиями пальцев - я смотрела на тебя, изредка опуская глаза вниз. Когда убегала от глаз.

Улыбка. Как много она скрывает, правда?

Я бы хотела остаться в этом дне...переживать его раз за разом....
Так и осталась бы смотреть на эти сказочные звезды.

Я хочу запомнить каждое мгновение этого дня, потому что мне кажется что я никогда не ощущала так как сегодня любую секунду времени за эти двенадцать часов. Какую не возьми.

Я наверное слишком сильно чувстую.
С такой энергетикой жить опасно.

Вот бы еще раз пережить этот день...каждую эмоцию вплоть до этой пары букв.

Отпусти меня...

Бьем по костям.


Руки чешутся, изнемогают, тянутся к картам, словно к живительной влаге.
Мысли бегают, прячутся, шекотят, словно надоедливые жуки.
События ожидаются, притягиваются, но словно кем-то искусственно управляются.
Решения опрометчивы, ярки, но решительны и упрямы.

Не сегодня, так завтра...
Не откладываю, просто жду подходящего момента.

16 мая 2009 г.

Солнце, мне кажется ты устало светить...


Я хотела бы услышать песни снов, чтобы проиграть последним каплям.
Я хотела бы проиграть последним каплям, чтобы увидеть вновь пламя глаз.
Я хотела бы уивдеть пламя глаз, чтобы никогда не забыть сладость бархатных глаз.
Я хотела бы не забыть сладость бархатных глаз, чтобы никого больше так не полюбить.
Я хотела бы никого больше так не полюбить, чтобы никогда больше так не мучиться.
Я хотела бы никогда больше так не мучиться, чтобы никогда больше так не рисовать.
Я хотела бы больше никогда так не рисовать, чтобы был в моей памяти самым сильным водопадом только ты.

Только ты...

14 мая 2009 г.

А помнишь?..


Как все неожиданно расплылось в улыбке. Такой нежно ласковой и периодически смущенно грустной.
Как я таяла и сходила с ума от осознания приближения этого шага во второй раз...снова наступать на те же грабли.
Как я требовала еще и еще этого горького сахара, одновременно осознавая каждую каплю приближающейся столь сладкой опасности.
Я так мечтала найти в тебе друга, но мы не сумели сыграть новые роли. Вернулись в прошлое, помнишь?
Моя нерешительность и жажда нежности и счастья, даже не смотря на то, что я знала итог, помнишь? Мы же оба знаем итог?
А помнишь всю величину этих соблазнов и твою власть, помнишь?
Твою победную улыбку и мою наивную слабость и зрупкость, помнишь?
Мое мурчание от счастливого шока, помнишь?
Помнишь, как ты насытил мою жизнь событиями и общением?
Вспомнишь ли, как пробудил в холодной статуе теплую кошку?
Помнишь, как я на эмоциях изменила свою манеру писать? Какой была девчонкой? радостной и легкой...
Помнишь эту страсть, твою власть?
Помнишь ту неоуправляемую силу восторга и грусти?
Эти ощущения сладости невыносимы, помнишь?
Как ломал мои стены, помнишь?
Как я ждала от тебя худшего и хотела этого худшего, помнишь?
А ты вес испортил, осуществив мои надежды, помнишь?
Помнишь, как ты показал мне свое доверие?
Помнишь как я не могла признаться тебе в своих чувствах до тех пор пока ты сам не сказал... Тот напряженный момент легкости и счастья, помнишь?
Как ты застал меня врасплох своим признанием, как я сначала даже и не поняла что произошло и немного зависла в прострации, помнишь?
Тот день, когда я почти спала у тебя на коленях, помнишь?
Когда мне вся жизнь казалась сладким сном, помнишь?
Когда ты делал меня самой счатливой на свете, просто нежностью во взгляде, помнишь?
Как все резко сгорело, помнишь?
Как резко все изчезло что то вязкое, липкое ножом вторгнулось в сердце и провернулось несколько раз, помнишь?
А еще мурлыкала...еще не верила, еще не понимала, помнишь?
Помнишь, как поставил мою жизнь на паузу?
Как изредка нажимал "play" и баловался с моим сердцем, помнишь?
Как осуществлял все мои тайные желания, играя с моей наивностью, помнишь?
Как еще внимала остаткам счастья, помнишь?
Как творил романтику в вине, помнишь?
И как резко потом все изменилось помнишь?
Помнишь, как вдруг куда то подевалась моя улыбка рядом с тобой, а ты смирился с ее отсутствием?
Я не знала почему мне хочется рыдать, хотя нутром чуяла что все заакончилось, помнишь?
Сколько я не верила, что больше ничего не бдет, помнишь?
Дым в твоих янтарных глазах, помнишь?
Помнишь, как скучала по тебе?
Как любила тебя слушать, помнишь?
Как делел из меня ангела, помнишь?
Помнишь, был исполнителем моих желаний?
Как боялась, зная итог, помнишь?
Как отличались наше общение от моего общения с кем либо еще, помнишь?
Как ты мне приснился, помнишь?
Как каждый вечер с тобой был особенным, помнишь?
Как ты исполнил мою мечту о счастливом празднике, которого у меня никогда не было, помнишь?
Как я любила запах сигарет от твоих волос, помнишь?
Как мы говорили, а я паралельно играла со складками на твоей майке, помнишь?
Они тогда казались мне маленькими волнами счастья, которыми я управляла и направляла.
Сколько слов не лишних и не потерянных, помнишь?
Как я тебе всецело верила, помнишь?
Помнишь, как сердился на то, что я не могу сказать напрямую о своих эмоциях, чувствах, прошлом?
Как сердился на мои недоговоры и намеки, помнишь?
Как ты снимал замок словно скованность с моей души, помнишь?
Помнишь, как будучи моим желанием ты умудрялся исполнять их еще и параллельно?
Как ты меня будоражил, как не могла разобраться в себе, помнишь?
Как я была собой рядом с тобой, помнишь?
Как я вела себя плохо просто для того чтобы быть счастливой с тобой, помнишь?
Помнишь, как я была влюблена во всех кто на меня смотрит, в эти события, в эту жизнь?
Как любила слушать твое сердце и как вдруг испугалась посмотреть тебе в глаза, помнишь?
Сколько эмоций ты заставлял просыпаться, помнишь?
Как в моей жтзни было три неба, помнишь?
Как я любила уходить прощаясь только взглядом, помнишь?
Помнишь, как слушали капли вздохов?
Как только ты мог вдяхал в меня жизнь, помнишь?
Как я задевала когтями тепло твоего свитера, а ты повесил замок на мою шею, помнишь?
Как я вдыхала легкость этой цепи на шее, помнишь?
Помнишь, как оставляла эмоции на твоих губах?
Как надрывно рисовала, после тебя, помнишь?
Помнишь, как целовала кошачьи голоса?
Как ты насыщал меня, помнишь?


[Как изумительно правдиво комментирует мою жизнь, что тогда, что сейчас, Флёр]

Эти тени на стене и мурашки по телу до сих пор при каждом воспоминании, я не забуду.
Эти ласковые глаза цвета виски, я не забуду.

Это плата за рай на полчаса...

11 мая 2009 г.

Я чувствую как все уходит...


Улыбка за песчинками соли на губах прокралась в одиночество сердца и заиграла нефритовую мелодию флейтиста. Продирая каменные оковы усталости мелодия заполнила собой место для равнодушия и оборвалась на минуту на надрывной ноте.

Постепенно тая в прошлом обретать будущее еще в ничего не знающих, но уже жаждущих глазах. Не идя против принципов старых предрассудков все же выиграть. Сделать все что можно, расплавить стекло, которое так мешает расти новым крыльям, красоте, доброте. И расправить их будут силы.

Тянуться к новым каплям жажды.
Так хочется не знать зеркал в зеркальной комнате...

7 мая 2009 г.

Песок на губах


Разбушевавшийся ветер шепчет мне о переменах во всем. Такие ласковые царапины от ожогов произошедшего. Это не столько больно, сколько обидно.

Всего пара липких слов и тройка застрявших в голове мыслей - осознание не дает покоя.
Листья-слова слетая с моих губ оставляли память-песок на них. Они словно сотни маленьких развратниц разбрасыва ли вокруг игривость и обманчивость кокетства.
Ничего не меняя, я наслждаюсь осиновыми кольями, впивающимися прямо в душу. Я наслаждаясь тем, что мне дано и благодарю, не зависимо сколь мне скучно, больно или гадко.

Потому что за каждой новой болью последует заживление и счастье.

Усталость от серебрянных мук все же придает упрямости терпению. Последнее же заставляет уважать даже пыль под ногами. Ведь она тоже когда то могла быть тобой.

Меня окружает усталость, не давая размять руки и расправить плечи. Но каждый новый удар скуки прибавляет сил.

Удивительно... Почему то именно в те моменты когда думаешь, что это конец, откуда то берется эта упрямость и силы словно не просто возобновляются, а утраиваются. Возможно это сила воли.

Я хочу веселья, я хочу продолжительного веселья и счастья. Мне надоели эти редкие вспышки. Но мое хочу сегодня мало что решает. Хотя... ведь все же все зависит от меня.

6 мая 2009 г.

Острая боль так жадно сдавливает грудную клетку, что кажется будто еще немного и задохнешься. Это страшно и колко. Это дико и звонко.

Стекая капли, оставляют следы такие витиеватые, узорчатые и необычные. Картинами.

Нервы вновь подступают компом к горлу. Ну сколько можно?

Игриво так хочется забиться под диван в обнимку с плюшевым зайцем и дикими глазами смотреть на этих страшных животных, и царапаться, если будут пытаться приласкать и вытащить.
Это так страшно: все понимать, но вести себя как дикое животное.

5 мая 2009 г.

Скомканными фразами. Чувствовали и лгали.


Поцелуи, по которым не скучаешь, но которые так любишь.
Мысли, которых не боишься, но которые так не нужны.
Счастье, которое так вечно, но так странно горько.
Я искренне была спокойна, но мне так хотелось__ничего.
Я вроде была, но меня все же больше__не было.
Мне не было скучно, просто мне было уже__не важно.
Когда шла к тебе солнце грело, когда уходила, оно было равнодушно__ко мне.
Оставляю все как есть, потому что пока менять __больно.
Пока что...
Может быть - мой любимый ответ.
А меня сегодня случайно обидили. Словом.
Слишком просто для меня играть шипами роз.
Колко проклиная? Да. Улыбаясь? Быть может.
Наверно фразы не говорят ничего, если ты их не чувствуешь.

Надо бы уснуть с красивыми снами.
Надо бы почуять__вновь.

2 мая 2009 г.

Любуясь увяданием...


Странность красоты смерти.
Очарование последних секунд жизни прерасного создания.
Умудряясь быть прекрасной даже перед смертью. Но у этого создания жизнь коротка, поотому и смерть красива...

Отрезвляясь холодными прикосновениями к лицу, уходить в забвение.
Пара веков, и все исчезнет.
Запутываться в безразличных локонах и источать пошлую самодовольную ухмылку. Быть злом очищенным.

Слушая странную музыку источать ожесточение эмоций.
Хоть как то физически вымещать накопившееся, хотя бы в пользу себе...
Под эту музыку было бы клево трахаться или избивать кого нибудь, но сидишь на стуле не двигаясь. Это такое издевательство. Когда тело хочет двигаться, а разум не желает. Хотя хуже если наоборот, но это уже иные эффекты.

Капля за каплей. Помнишь?
Ласками пробираясь тернии жестокости незаметно выиграли у тебя.
А игра была шикарной, согласись?
В такой игре даже не жалко проигрывать.
И хочется смеяться.