31 окт. 2009 г.

Позабудь хоть на миг кто есть я, кто есть ты...


Твоя никотиновая жизнь
Струится сквозь мои пальцы.

Ты только живи, прошу, держись,

Оставайся недоделанной вышивкой в пяльцах.

Все вперемешку и веревками по больному. Удавка.
Стягивая-стягивая по запястьям и спины ближе.
Но какой толк от веревок? Уверенность?
Пожар в глазах, пожар в руках и только ночь.
Но это "только" так странно отдается ударом по губам, что покусанные нервы не спасают.
В моей бешеной жизни, полной какого-то истошного спокойствия, снова новые иголки.
И эти самые иголки пока впиваются и жгут больше с непривычки.
Напряженность мысли и "пожалуйста, скажи что любишь". Да только толку?
Страшно. Просто. Элементарно. Страшно.
Интересно, какими бы раскаянными глазами смотрели бы на меня все те, кто бы знал? Но только толку?
А потом первым снегом по сердцу и мысленно: "знаешь, мне с тобой холодно." И это странно. Тяжело. Грустно.
Братовское "Отношения вошли в русло. Привыкай.". Но я не могу. Я не привыкну. Я не...
Мне страшен холод и от этого грустно.

Наблюдать вашу игру в первые снежки, задористый смех и визги. Спокойно наблюдая и просто не вмешиваясь. Я такова.

А потом три часа беспробудных разговоров с 4х до 8ми утра. Мы и так можем. И еще твое "интересно сколько мы можем разговаривать?" "Доооооолгоооо". И даже вечности мало.

Не видя солнца второй день жить только ночью, просыпаясь тогда, когда все ложатся спать. Я так люблю.
Когда-нибудь я разыграюсь фонтаном своих истин. Но это будет слишком сильный удар.

И напоследок этими твоими цитатами. "Пожалуйста не уходи. Ведь я тобой дышу."
А мне все также. Холодно. Страшно. Грустно. И не спасаешь.
Но я так не хочу.

29 окт. 2009 г.

Ты - случайный вампир.


1 встреча. Удивление.
Я ждала не тебя. Я ждала там, где не должна была ждать. Меня занесло на это место случайно. Я, как тигр в клетке, металась в довольно равнодушном и вполне высокомерно спокойном ожидании. А ты... Я тебя сразу и не почуяла. Но ты... столь удивленный взгляд на равнодушные мысли по твоим очертаниям. Я смотрела сквозь тебя, впрочем как и сквозь всех этих скучных.
Твой удивленный взгляд совсем никак не сказался на моих чувствах. Ударная волна равнодушного уничтожения взглядом кажется поразила тебя еще сильнее. А твои мысли. Как легко они читались.
Хотя и я бы вероятно не смогла бы скрыть свои мыслечувства при таком то удивлении.
Впрочем пока я созерцала твой взгляд и думала о своем, да меня постепенно открывались черты твоих состояний.
Я видела длинные волосы, странного цвета, какие то водянистые глаза, великолепнейший костюм отдающий готическим стилем, зонт тростью, френч. Ты выглядел изумительно.
Ты меня тоже несколько удивил. Редко встретишь красивого неформала.

2 встреча. Столкнула судьба?
Я бежала в университет и, как всегда, пребывая в своих мыслях, никого особо и не замечала. Но не заметить двух высоких парней, мешающих пройти, да еще и патлатых, лично мне, не так легко.
Я увидела кажется твоего друга. Не заметив ничего интересного, перевела взгляд на тебя. И снова этот пораженный взгляд уже знакомых глаз. А я, как и в первый раз, ничего особого не почуяла, и пролетела ветром мимо.
Осознание причин твоего удивления и собственно восстановление в памяти образа тебя, дали мне довольно обильную почву для размышлений.
Странности.

3 встреча. Сегодня?

Бумажные кораблики из нервов.


Два стакана кофе Латте с утра и постепенное превращение обратно в человека гарантированно. Нет, я не оборотень, просто я этим балуюсь.

Хочется написать огромными буквами на все небо "скучаю". Но мнительность и прочая ерунда из сомнений и лжи так назойливо вертится в голове, что я не то чтобы ничего не делаю, я даже ничего не говорю.

Иногда бывает больно совсем без повода. Щекоткой по нервам и вновь глаза в небо. В пустое одинокое небо.

Завтра что нибудь случится, поэтому сегодня я расслабленно пью всякую фигню и ленюсь.
Сегодня день обещает быть насыщенным, но... посмотрим еще на эту свинцовую бесконечность.

Слишком по многим скучаю. Надо собирать обратно эти осколки себя и исправлять ситуацию.

Я отказываюсь от куклы. Впервые. Это странно. Но кукла требует слишком много, кукла лишь своим наличием, лишь игрой, может испортить мне жизнь. С ней, конечно, весело, но кукла хочет жить. И жить во мне. Это нагло и беспардонно. Поэтому я щелкнула наглую куклу по носу и выставила не то чтобы за дверь, а почти за порог общения. А кукла оказалась глупой. Искренней такой в своей глупости. Впрочем... Я не то чтобы удивлена, просто не ожидала. Хотя нет. Просто. Не задумывалась. да и что думать о кукле?

А вчера я видела насыщенность чужого. Относительно некоторых так и хочется "насыщенность" заменить на "напыщенность", но это баловство, ведь правда?

Хочется писать лирику. Опять.

27 окт. 2009 г.

Спокойное счастье


В переливах собственных переживаний жизни так редко можно достичь полноценного спокойствия. Нет. Я не считаю, что именно в нем мое счастье. Просто порою оно бывает вовремя, разливаясь улыбкой по телу.
Эта сладость перед бурей. Эта стойкость накопления сил перед полной самоотдачей. Эта живучесть фантазий в каждом штрихе мгновений. вот что меня порою так расслабляет.
И хочется улыбаться и мурлыкать всему любимому миру. Всем тем избранным, которые попали в число доверенных, искренних, любимых в конце концов.
И хочется верить и жить. Так, как никогда.
Чем я собственно регулярно и занимаюсь, не обращая внимания на остаточные эффекты чужих ненужных эмоций.

26 окт. 2009 г.

Я вас люблю, чего же боле?


А мое сердце стучит камешками. Они так весело выбивают искры при каждом моем движении - мысли о вас.
Я ищу в каплях себя все еще вас, но не могу найти. Ибо вы повсюду.
Вы мое искреннее лиричное предельное счастье с камерой в руках.
Вы моя Сara. Такая, без которой себя страшно представить. Пожалуй сегодня именно это и спасает. Пожалуй сегодня именно это и вдохновляет.
Хочется посвещать вам каждую линию слова и каждую строфу штрихов.
Остаться бы вашим мановением палочки над чудеснейшим кофе с корицей.
Остаться бы вашим жестом, взглядом.
Остаться бы с вами.

Каприз, летящий над мыслями.


Вплести бы в волосы крик.
Прошептать бы буквы несуществующие.
Выбраться бы из ямы, достигающей небосвода.
Текучие мысли в странностях страха. Это некий пик, после которого не по себе, после которого не подготовлены руки к драке, после которого ни один выстрел даже не приблизится даже к пятерке. И как искать себя в этих прелестях смертоносности бреда, если ты и сам являешься частичкой этого балагана-мира.
И вот так вот в переборах себя напеваешь отголоски чужих истин. Просто так, прикидываясь философом-минестрелем, раздираешь собственную плоть, пропагандируя великий смысл, и по факту всего лишь забавляясь. Это садомазохистская улыбка на твоем лице когда-нибудь застынет на месте, но что тебе до этого "когда-нибудь" если ты сейчас и здесь.
Свесив ноги с потолка, ты вооистину истерически стучишь в звонки соседям, режешь руки о разбитые стекла их окон и пытаешься понять почему они все бежали от тебя. Твои соседи были обычными серыми людьми, которых ты толком и не знал, но когда они тебе приснились... Ты понял, что каждый из них олицетворял твои чувства. Твои мысли. Твои качества.
Верочка с седьмого этажа - любовь. Искренняя, ветренная, веселая, легкая.
Дядя Петя с первого - упорство и целеустремленность. Вечно задумчивый, вечно упрямый, вечно куда-то зачем-то и вечно по головам.
Ольга Александровна с третьего - твои мечты о творчестве. Всегда заманчивая, всегда красивая, умная, инетересная... Да так можно до бесконечности.
И все они были твоими соседями. Твоими. Но ключевое слово здесь "были".
А стекла выбиты, по квартира гуляет ветер, по сердцу твоему, впрочем, тоже.
Где же они все.
Неужели ты проспал так долго, что все исчезли.
Что же происходит?

24 окт. 2009 г.

Команда "просто".


Просто представь что меня не существует, что я и не жила.
Просто представь, что ты меня и не знал.
Просто представь.
Просто представь, что не было и. Не было.
Просто представь, что случайности - все бред.
Просто представь, что будучи капелькой, не растекалась по твоим мыслям.
Просто представь, что никогда не прожигала глазами тебе самое сокровенное...
Просто представь, что не встречал ни разу моего внимательного пристального взгляда в самое глубокое.
Просто представь, что моей лукавой улыбкой и словом "скучно" я никогда не донимала твои локоны внимания.
Просто представь.
Просто представь, что ни капли сердца твоего не вкушала.
Просто представь, что не любил.
Просто представь... Ты меня не видел никогда. И не трогал даже глазами.
Просто представь, я не была никогда рядом.
Просто забудь.

Ложное движение по стеклу.


Самое томное "спасибо", самое томное "истошно".

Я говорю, покусывая губы.
Я говорю далеко не о том, что думаю.
Вчера мне было страшно. Я психую из-за этой бронзовой неопределенности застывшей нимбом на моей шее.
Я не знала, что такое страх такого характера. Истерически позвякивающий цепями он раздирает кости, словно тряпки, медленно, не торопясь, с упорством черепахи.
Но это все пройдет.
Всего-то неизвестность.
Я хочу жить, даже не смотря на иголки в моих проводах реальностей.

22 окт. 2009 г.

И ты понимаешь - тебе это снится.


Тряпичный мусор на столе того и гляди превратится во что-то счастливое.
Странно наблюдать за разного рода спонтанными созданными.
Странно видеть себя в каждом их этих кривых отражений.
Мне всегда странно.
Сколько помню себя. Странно.

Минутами по венам рассекая реальность.
Так пробивая сердце темные глаза заставляют щемить что-то еще пока живое.
И странно, и скорбно, и счастливо, и умопомрачительно.
Сочетание несочитаемого - есть не только я, есть моя жизнь, мои мысли, голоса, музыка, стили, чувства и, в конце концов, отношения. И только так, а не иначе.
И потому я люблю всегда странно. Также несочитаемо.
И хочется парить на дне пропасти. И хочется знать правду обманутого. И хочется верить в то, чего и не придумали.
А вдохновение, как всегда, по костям.
И так вот, по песчинкам, рассыпая слова, я все же когда-нибудь кого-нибудь прокляну. Незачем. А просто так. По глупости.
Зато будет весело.
И что такое страх, когда из твоих вен сотни нитей.
И что такое жизнь и движение, когда руки, ноги, вся ты связана нитями, лесками, веревками, тряпками. Да чем угодно!
Но связана.
И как-то неосязаемо легко двигаться в этом всем ворохе невидимого заточения.
И как-то удивительно просто разрывать, создавать, обещать, пугать.
И Господи, как бешено искренне понимать эти свои связи.
И просто знать. И видеть. Разные. Мимолетные. Прочные. Игристые. Прозрачные. Режущие. Неосязаемые. Толстые. Сплетенные из сотен маленьких. И даже жгуты. Многие.

И ты понимаешь? Тебе это снится.

21 окт. 2009 г.

Муза.



Я нежно люблю дуэты… и ненавижу соло,
(особенно ненавижу, солируя, засыпать).
Я в курсе – твои ладони готовы принять любого
И завтра, и послезавтра, и годиков через пять.

Даю тебе слово чести от всех, что тебя любили:
С тобой проведен, пожалуй, не худший десяток дней.
Ты так хорошо танцуешь! Особенно – на могиле.
И, судя по ощущеньям, по прежнему – на моей.
(с) Сидхётт

Вы меня заразили собой. Своевольно. Неисправно.
А лирика из ваших уст расцветает в моем воображении с такой удивительной быстротой и силой, что я давно уже удивляюсь, как я после нее не летаю.
Мое сердце периодически пробивает, знаете ли, боль. Такая острая, кровоточащая, секундная боль. Это ведь значит, что оно еще живое. И живет кажется странно. Оно живет своей жизнью. Той самой, которая течет в вас.
Я обожаю верить. Но боюсь.
Вы знаете, я о многом мечтаю с вами. Но врятли когда-нибудь вам обо всем этом расскажу. Пожалуй, только в том случае, если оно сбудется.
Но зная вас, себя, эту жизнь в конце концов, я не смею ни на что надеяться.
Но не мечтать с вами сложно.

Сроки. Они как-то угнетают.
Сроки. Они удивляют. Даже ввергают в шок.
Сроки. Я вам не надоела?
Сроки. Сколько всего случилось.
Я все еще вам пишу, творю, рисую, живу.
И я все еще вами восхищаюсь.
И я все еще боюсь, но не могу не говорить вам самых главных слов.

20 окт. 2009 г.

Секундами, порывами, взглядами, словами.


Мне слишком ласково чувствовать нежность твоей рубашки и жесткость пуант на ногах. Я никогда не жаловалась, нет. И сейчас я всего лишь констатирую факт.
В этом светло-голубом полумраке одиночества и мыслей, никчемности этого состояния, я пытаюсь хотя бы казаться живой. Казаться кому? Наверное отражению.

Я сейчас живу одной лишь вспышкой ее ласковых глаз и странной такой, ироничной улыбки. Эти ведьминские поцелуи глаз цвета кофе заставляют забывать о том, что такое пустота. Эти теплые разговоры с видом на Волгу и сигаретным дымом на губах на холодном светлом балконе греют душу. Так мнительно.

И наверно никогда бы я не узнала этих искренних чувств, если бы не...

18 окт. 2009 г.

Проживи новой буквой минуты.


Что-то есть в этом дневнике.
Что-то такое, что скрыто даже от меня.

Иногда я просыпаюсь в этих строках игрушечным слепцом, живущим через силу.
Иногда вою, превращаясь в заломанные руки истеричек-актрис.
А иногда прыгаю в лаву агоний собственной изнанки души.
Слишком много красивых слов завуалировали себя же сложностью своих же мотивов.
А все лишь потому что не будет им никогда покоя.
Предложения. Фразы. Слова. Спицы звуков.
Да и чем может остаться покой в этой изломанной душе? Лишь все также, зеркалом. Кривым зеркалом вас всех.

Они летят...


Минутами, часами...
Незаметность времени в этом текущем осознании морального секса.

Твои глаза и этот завершающий маневр, был как всегда, истинно прекрасен. Мне слишком мало значений слов для того, чтобы достаточно правдиво описать всю память вчерашнего вечера.

Я слишком сильно люблю для того, чтобы играть хотя бы в подобие игры с тобой. И это скверно, потому что... А вдруг тебе станет скучно?

17 окт. 2009 г.

Не отпускай меня


...ведь сердцем разрушатся наши своды на двоих.

Я всегда повторяла эту фразу. Но никогда так, как тебе. Не отпускай меня.
Я знаю себя, я знаю свой вихрь души. И просто говорю тебе: Не отпускай меня.
Я хочу оставаться с тобой, слышишь? Удержи. Упаси. Спаси. И заставь. Не отпускай меня.
Я всегда падала в пропасть и лишь в последний момент расправляла крылья после того, как меня не слушали и по моей же просьбе, но отпускали. И я знаю, что в этот раз я не захочу, не успею, не смогу открыть крылья. И потому, я просто прошу не отпускай меня.
Прости мне мою слабость. Но молю тебя, не отпускай меня.
Это все далеко не мои игры. С тобой я не просто верю в отсутствие игры, я не играю. И потому у тебя есть воля. И потому я просто прошу, оставляя волю тебе. Просто не отпускай меня.
Я тот самый ветер, который любит исчезать и потому, останавливай эти мои минутные порывы, не отпускай меня.

15 окт. 2009 г.

Жизнеразвитие.


Твое знамя цвета крови.
Твои мысли цвета боли.
Мои руки на тебе лишь тень.
Которая давно темна как день.
И знаешь... Пока ты лучший из мужчин.
Играй со мной, как я тобой жива, моя паладин.
И мне легко так быть твоей.

В моих венах два креста.

Не доверяю этому миру. И это правильно. Я знаю.
В его кощунственном оскале нет тех святых кумиров, которые обещаны всем были. Когда-то.

Равновесие есть достоинство этого убого мира.

Солнце сегодня мягкое. Такое утешающее в этом своем золотисто мрачном.

Моя изнанка души никогда не станет прежней. И это... Правильно.

Это странное, словно наркотическое, опьянение болезнью ведет меня к пустотным сложным мыслям. И оно... Вовремя.

У меня теперь есть милый маленький темный дракон с кошачьими манерами и таким дружелюбным ласковым пламенем.

Прости. Просто слишком хорошо, для того чтобы ощущать, что мне плохо.

13 окт. 2009 г.

Иероглифы прошлой жизни в сегодняшнем листе пустом.


Цепляешься за любую попытку поговорить. Просто. Цепляешься. По иному ты не можешь.

Было ли раньше не о чем гвоворить? Нет. Совсем нет. Просто ты не следовал моим направлениям. Тоже просто.

Ты из каждой пытаешься сделать куклу. И вот у тебя это наконец получилось. Но тут же, не успев оглянуться, ты сам стал куклой. Ведь у Барби должен быть Кен, а не кукловод. А Кеном и Барби тоже должен кто-нибудь играть. Только ими играют разные. Дети.

Раньше я покупала чай. Такой же как пила у тебя. Так я помнила твои поцелуи. Сейчас? Он есть, тебя нет.

Раньше ты меня так ласково называл. Так, как мне могло больше всего бы понравиться. Я забыла об этом, но ты называл меня Нэкой... И слова.

Мне скучно совсем. Я могу бесконечно тебе улыбаться не_по_настоящему.

Я принимаю общение. Тоже потому что скучно. А ты пишешь. Потому что скучно.

Интересно, к чему приведет эта наша общая скука?

А я как тогда, знаешь, думаю, что вот всё. Завтра совсем ничего. Всё. Но ты меня обманываешь и появляешься. А я почему-то не молчу. Хотя доолжна бы. Но нет.

К чему теперь приведет это все? Не хочу ничего плохого.

В мире только я и ты.


Ты будешь меня помнить всю жизнь. Ты будешь вспоминать мой запах. Почти так же как они все, но... Ведь в мире только я и ты. И больше никого. Я конечно могу, и даже знаю, как именно и как правильно, убить тебя, но знаешь ли - не люблю одиночество. Я не умею быть одна и потому - в мире только я и ты.

Нам было суждено расстаться этой осенью. Но я не согласилась на этот поворот. Я расплескала у порога волчьи слезы и запретила им пускать в дом кого иного, окромя любви и счастья. Враг не пройдет. И перемены. Тоже.

Конечно. Осень не кончилась. И праздновать победу рано, но. Но я то тоже не сижу сложа лапы. Будем укреплять нашу мнимую крепость нечаянных взглядов.

Еще бы ты меня не расстраивал периодически своими непостоянствами моего же характера.

Ты так странно чувствуешь ко мне. Я же знаю каждую клеточку твоих ощущений. Но они такие пытливо разноцветные. И даже совсем не пустые. Не то что мои.

Ты так весело ловишь меня. Как будто бы я падаю совсем не с километровых скал, а так, подбросил на 20 сантиметров. Так ласково, легко, совершенно не чувствуя отдающегося в руки удара. Ты просто забываешь про весомые удары волн воздуха.


Я пишу тебе стихи, в которых, словно сквозь щели, пробиваются странные рифмы. Слова.

Эта лирика меня порою убивает, но ты кажется уже не только привык к моей истошной иронии свысока, что она для тебя как никотин. А никотина к слову не бывает без вреда. Слова.

Мой бог сладких вечеров, ты предаешь мне минутные порывы жизни. Рядом с тобой я все таки живая. По-настоящему.

И это чудесно было бы, не будь оно так бесконечно.

Но ведь в мире только я и ты?


Я люблю тебя.


Распределила людей по тэгам.

Теперь есть ярлычки у каждого. Почти.

Играю в игры не с теми.

И слышу слова. Слова. Слова.

Меня забавляют отныне слова.

Они говорятся и чувствуются так фарфорово паршиво. Они мною слышатся совсем иначе, нежели манипуляторы пытаются.

Есть лишь некоторое я_люблю_тебя, которое способно вызвонить в моей душе хоть капельку неоновых чувств. А раньше оно было иным. Неоново-ночным со сладкими винными интонациями. Высасывающим. А еще раньше оно было и вовсе другим. Частым таким, публичным, приторным даже, но необычайно нежным. С каждым разом мое я_люблю_тебя усложняется. Впрочем как и то, что подарено мне.

Сейчас наше я_люблю_тебя редкое. Интонационно не удерживающее. Не заставляющее принадлежать всецело.

Даже это "мое_мое_мое" все равно как-то легко. Легко по сердцу.

Мне пытаются подарить прошлое я_люблю_тебя в новом свете. Как тогда. Но не принимаю. Люблю может даже. Но нет. Не приму.

но возможно главное, чтобы не меня_пытаються_подарить, верно?

А когда-то я так мечатала о хрустальных отзвуках этого сладкого, пахнущего печеньем я_люблю_тебя.

А сейчас оно пошло. Просто пошло. Просто хватит. Просто прошу лишь тогда, когда ... нет, не нужно... когда достояно. Когда смысловая нагрузка этого не сложного троесловия заслуживает озвучивания. А желательно, когда чувства более чем не достойны выражаться оными клятвами воздуху.

Но. Вариантов. Сука. Нет.

Не моя игра. Не моя картина.


Пустотой раскатанные слова.

Мы всегда другие. Всегда.
Меня сбивают с толку теплые ароматы настоящего. Но я все же еще не забыла твой горячий холод. Он такой же как мой, только наоборот. У тебя холодная вода. У меня обжигающий ветер.
Ты мнишь себя игрушкой, не замечая ниток. Ты пытаешься тянуть за мои нитки, но они-то давно сгнили.
Я смотрю в глаза и улыбаюсь. Я ловлю слова, прожигая по точкам.
Я не ищу тебя уже давно. Но ты находишься. Рядом.
Я бы поддалась своим эмоциям и чувствам, но они слишком двояки. И они мертвы. Теперь мертвы. Мой опыт, мой смех, мои взгляды не позволяют боле прошлому стать настоящим.

С тобой я была депрессивной и счастливой. С тобой я была тобой. С тобой я забывала себя.
Но собой оставалась. И остаюсь ныне. И не хочу уже повторять то, что не изменится. Иначе это будет бесчисленно скудная бесконечность полулживых чувств.

Мечту порвали. Прости.
Хотя ты и не заметил, но...

10 окт. 2009 г.

Под маской кукловода.


Я всегда была кукловодом. Играла с куклами своими как мне вздумается.
Только. Я никогда не создавала своих кукол. Они вертелись сами вокруг меня.
Когда же кукол становилось слишком мало рядом со мной, я, вновь преображаясь, выбирала новые, или же шла в старые, места сбора потенциальных марионеток.
Там дело оставалось за малым. Искусно поставленная поза, правильный взгляд и манящий запах. И вот кукла почти твоя.
Потом разговоры. С каждым словом мои сети сжимались вокруг жертвы все ближе и ближе. А она часто так увлекалась мной, что не то чтобы не замечала, а даже рада была бы стать еще одной моей марионеткой.
Иногда мои куклы приводили мне новых. Это было заманчиво забавно.
Иногда я переделывала своих кукол. Меняла их одежду, длину волос, даже мысли и взгляды. Но это тоже была их судьба.
Я игралась до поры до времени. Потом, когда становилось скучно, я либо заводила новых кукол, либо сталкивала старых между собой. Наблюдать всегда было весело. Вроде бы ничего не сделала: пара фраз и невинный взгляд. А они уже передрались, словно за кусок мяса, без которого не выживут.
Хотя может быть они и правы. Ведь каждой кукле нужен кукловод.
И почему то куклы всегда тянутся к самому жестокому, самому искушенному и беспощадному кукловоду. Который не остановится до тех пор, пока не утолит свою жажду спектаклей. Видимо судьба у них такая - безустанно играть, подчиняясь малейшему потягиванию за нить.


Но на самом деле ведь это всего лишь одна из масок. Маска кукловода.
Громко звучит, скрывая грустную улыбку на лице.
Самое большое несчастье - это все таки скука.
И, пожалуй, намного веселее быть марионеткой. Хотя кто знает? У каждого из нас свои роли, данные при рождении.
Когда я встречаю людей своего прошлого и вспоминаю с ними некие события, о которых успела забыть, я выясняю, что еще с детства играла роль кукловода. Еще с детства заставляла танцевать, дергая за невидимые нити.
И это...грустно.

8 окт. 2009 г.

А я пожалуй выиграю рай....в лотерею.


Моя нелепая больная жизнь не оборвется на надрывной ноте.

Так это странно. Разговаривать с одним, а думать о другом. Быть правильной в этой колкости шипов сознаний.
Так это весело. Варить по рецепту совершенно иное зелье. Вдвоем играть в идеи и получать искусительный ведьмовский вариант.
Так это ветрено. Искать в старых пороках новые изюминки. И знать что пустота все равно нахлынет вновь.

Теперь я пишу стихи о нынешнем и знаю, что буду их скрывать от кошачьих глаз и степного волка. Теперь мои слова наполнены в строфах лишь кровью и смрадом. Пепельным смрадом.
Я читаю по ожогам о будущем и знаю каждый миг наперед. Но слишком правдиво, даже для самой себя, играю в роль неведующей.

7 окт. 2009 г.

Не нарушим молчания.


Сны перемешивают собою странности.
Я помнится рисковала упасть в пропасть, но даже не ударилась, упав на некое возвышение у края. Потом извернувшись в кошачьих порывах ловко перебралась на иные балки и все-то у меня стало не опасно и хорошо.
А просыпаюсь я и вовсе странно. Меня словно выбрасывает в эту реальность. И вспоминаю что тебя так долго придется не видя ощущать.
Я чувствую - этот факт вовремя. Я чувствую - все к лучшему. Но почему то факт меня все равно грустит так незыблемо.
Странно бояться скучать, любить, жаждать, улыбать.
Странное утро в моих мягких лапах. Теплое.

6 окт. 2009 г.

Игра по новым нотам старых песен.



Я знаю каждый новый слог. Ибо он стар в этом своем вечно изменяющемся запахе.
Но иногда все же эти слоги настолько бешено разные, что кажется будто попадаешь в водоворот из бумажных истин.
Все новое - хорошо забытое старое? Тогда я стара как мир, а душа моя давно сыпится прахом памяти.
А ты все ждешь моих глаз.
А ты все ищешь прошлого взгляда. Но ведь каждый раз ты радуешься его новому блеску, его новому взмаху меча. И улыбаешься так хищно, обнажив сточенные клыки искусственности.
Каждый твой жест - истина. Каждый твой взмах - обман. И в сочетании они создают переливы реальности вокруг нас. Я дополняю эту реальность своими шагами по лезвиям и улыбаюсь вновь, играя с ледяным огнем. Что-то есть в этом наше танце двух безумцев.
Как же похожи и синхронны наши черты в этой зеркальной чистоте характеров. И может быть это нас так томно связывает под заходящей луной.
А в это полнолуние мы говорили о жизненности слов и играли в новые игры из фраз.
Мы изнывали от жара ледяной воды чувств и ступали по остроте камней прошлого.
А теперь мне придется ждать твоего возвращения и я знаю - оно принесет нам много бронзовых каплей.

5 окт. 2009 г.

Я не хочу.



Кромешным поцелуем ты затушил огненную линию пылкости. Потом вонзил стрелы нежности в податливую плоть остатков сопротивления. Чтобы закрыть глаза нужно просто расслабиться и позволить завладеть своим сознанием. Но упрямство ожогов, пробегающих по коже от каждого прикосновения не позволяет забыться. "Только не сегодня... только не в этот час... не в эту минуту..,"-умоляюще кричат глаза жертвы твоих пытливых игр. Еще пара прикосновений, точка поцелуем и ты видишь - пылкий взгляд. Твоя победа.
Я помню
.


Но то было вчера.
А сегодня есть это мое краткое и пылкое но.
И знаешь...
Я не хочу жарких объятий, сжигающих меня в предвкушении холода.
Я не хочу страстных поцелуев под музыку сигаретного дыма с тобой.
Я не хочу пламенных речей, минутных в своей правдивой агонии.
Я не хочу идти одиноко на остановку и ожидать маршрутку, отбегая от каждой остановившейся рядом тонированной совсем не желтой.
Я не хочу видеть в твоих глазах цвета виски шипы страстных игр.
Я не хочу выигрывать в игре, в которой никогда не будет проигравших.
Я не хочу видеть и знать все то, что я и так ощущаю.
Я не хочу возвращаться снова в том же обличии.
Я не хочу пропадать сердцем, разумом и оставаться пустой душой.
Я не хочу нежности в ожогах редкости.
Я не хочу ностальгического торжества.
Я не хочу памяти.
Я не хочу сначала.
Понимаешь, не хочу.

И чтобы я не чувствовала это никак не влияет на мое решение.
Может еще люблю.
Никогда не позволяла глупому сердцу управлять своими решениями и именно потому я так правильно счастлива. Так, как хочу.

И как бы я не любила, не тебя люблю сильнее. И, да, я не хочу возвращаться к тебе.
Но. У тебя есть вариант - новые роли.

2 окт. 2009 г.

Никто никогда не будет тобой.


Излияния урагану, который тебя не трогает.
Он сдувает все, что может. Кроме тебя.
Он изнывает от твоих серо-зеленых глаз и изучает твой профиль, пока ты не замечаешь.
Он любит или влюблен, при этом любя не только тебя.
Он изнывает от твоего зноя. Но с этим зноем как-то теплее понимать собственный лед глаз.

Так бы смотреть в эти капли на стекле, в которых отражается зеленый свет твоих истин и забывать что дым - это всего лишь дым - а не причудливые образы собственного воображения. И видеть бы счастливые глаза дикого зверя твоего и чувствовать бы удары таких ласковых плетей слов твоих. Вечно.

Дай мне лишь повод и я проиграю собственному любопытству. И я взыграю с твоей злостью. Я взыграю с таким похожим на собственное.
Мстительность. В твоих глазах она слаще первого вдоха, она мой порох.

Я никогда тебе не проиграю. Это вечная удача соленых волн - биться о камни. Но волны лишь точат камни, не более.

Мой нрав разразит новую бурю непокорности и когда нибудь она сыграет с нами злую шутку. Преодолеем ли?

На мое "А что будет?" ты говоришь, что я увижу, заставляя меня захотеть это увидеть.

Чистокровный маг в моих хищных лапах.
И кто из нас жертва, мы, кажется, не узнаем никогда.
И кто кому подарок...это тоже не решено.

Я взяла от тебя умение играть со змеями, я взяла от тебя умение управлять волей. Это так ласково терпко в переливах сознаний.

И я не умею не то чтобы лгать, я не умею даже умолчать...
Оно бессмысленно, но всеже.