29 дек. 2009 г.

Bittersweet.


Я впервые проснулась в эту ночь.
Мой день осознан, мой график расписан и разбит на клавиши.
Я бы сыграла в эти игры если бы не была...такой равнодушной.
Я хочу остаться собой.
И я буду собой.

Я знаю чему я посвящу свою последнюю ночь года.

Мое настроение пересекаются на каракулях сердцебиения.
Мои руки творят казалось бы совсем не нужное, но оно какое-то правильно сердечное.
Я bittersweet.

Я слишком люблю страстную злобу, для того чтобы впадать в изломанную грусть.
И подскальзываясь на мокрой грязи, я бегу вникуда.
Это вникуда подозрительно отдает колой, фонарями дорог и вездеузнаваемым запахом, теплым телом, темными волосами и зелеными глазами, колючей нежностью, страстными объятиями и смазанными подозрениями.

Я расцарапала спину, я затушила сердце, я насладилась восхищением. Но это было до...

Я разрыхлила собственное сознание всего за несколько минут.
Просто не те карты в руки попались. Они когда-то посмели пообещать то, что уже не сбудется.
Завтра все. Закончится.
И даже кости мне врут. И даже карты.... Мне нельзя видимо гадать.

Раскрошив последние остатки совести, раскрываюсь в одиночестве.
А ты. Просто. Скажи мне что-нибудь сладкое.

23 дек. 2009 г.

Этот кто-то.


Иногда... кто-то совсем не скучает, совсем не помнит. И может быть даже...не знает.
Этот кто-то обращает внимание на кого-то нового, совершенно забывая обо всех привязанностях, ниточках, словах.... Он просто немножко раздевает глазами, забираясь в самые каверзные глубинки чужих душ. И ему нет места среди прочих.
Этот кто-то распыляется на секундное, ненужное, быстропроходящее.
Этот кто-то понимает - его обязаны ненавидеть, он ничтожен в этой своей власти собственных удовольствий. Это в нем какая-то слабость.
Этот кто-то не останавливается и расходится пылью на стенах.
Он взрывает души одну за другой лишь ради одной единственной песчинки-искорки, дающей на секунду ему свет. Этот кто-то плюет на последствия и живет своим сейчас вновь и вновь, секунду за секундой. Он знает, что когда нибудь будет одной из этих разорванных душ. Но ведь это будет...потом?

21 дек. 2009 г.

Перечитанное.


Кого теперь ты дуришь, когда ты не играешь?

То был взрыв эмоций вперемешку с ощущениями.
И благо, что он был. И, надеюсь, не повторится.
То было счастье откровенности.

Только сейчас понимаю, что все самое сокровенное хранится в душе.
И это самое далеко не в прошлом.

А прошлое было прекрасно. И тем-то оно и прекрасно, что было.
Ведь лучше моего сейчас может быть только будущее.
Но все же спасибо, что оно вообще было таковым.

Не просто слова.


Делай со мной что хочешь.
Стань моей тенью до завтра.
Ломай мои пальцы.
Целуй мою кожу.

Снег в переломанных фразах.
Отзвуками нежности по былому несочитанию.
Окутываясь счастьем по скользким взглядам прохожих, распускаюсь неземным цветком откликов.
И вновь и вновь одна и та же фраза в глазах, мыслях, звучании голоса, прикосновениях. Это так...немыслимо. Умопомрачительно.

Шальные пули. Ну сколько можно?
Раздирая дырочками-иглами, чтобы быть ближе, чтобы быть рядом.
Я возвращаюсь живой.
Мои лирические порывы только Вам.
Мои неспрашиваемые исключения, мои перезвончатые черти, мои Preferate.

20 дек. 2009 г.

Вперемешку. Фразами.



Иногда счастье - это просто быть.

Целовать пальчики - есть проявление нежности, к которой я никогда не привыкну.

Изощренная пытка не видеть в этих глазах ничего.
И так непривычно не ревновать. Просто слушать. Просто познавать. Просто любить звук этого голоса.

Подставное лицо? Мне настолько все_равно.

Стеклянные линии твоих поцелуев рассыпались по моему лицу.

Просто повтор. Повтор одной и той же Фразы по кругу. Заело пластинку - и это пожизненно? Просто я.... И только небо знает правду.
Позови меня небо. Удиви меня правдой.

Мы сидим на берегу.
А на небе желтый месяц.
Под которым распростерся огненной россыпью какой-то город.
А месяц спускается все ниже и ниже.
Тускнеет.
И слегка покраснев, словно засмущавшись, прячется от глаз.
В мире только я и ты? если бы...

Покатаемся по городу.
Отвези меня пожалуйста
К мосту.
Ближе...ближе..ближе...
Здесь я дышу.

Иногда достаточно просто смотреть.
Просто слушать.
Просто жить.
И только так познаешь все прелести нервозных ощущений по камешкам.
По капелькам.
По истинам.

Проживи мной.
И может быть...когда нибудь.

Когда встретил тебя - я себя заказал.

19 дек. 2009 г.

Иногда.
Я просто живу... тобой.

В потерянных пропастях.


Странные состояния.
Как и всегда в общем.
Но. Огромное количество внимательности иногда доводит до точки, до строчки, до капли не_крови.
И только бы снова сыграть все по новой.

Мне подсунули глазурь вместо шоколада, когда я просила вообще хотя бы леденец.

Торт со взбитыми сливками, взгляд наотмашь и сосущая ночь за окном.
Полусвет, полутон, полублеф, полусон.
Звезды. Просто звезды.

И даже серде [ садо-мазо] бьется.

Пакатаемся по городу. Пусть мороз и холод - все равно.
Давай просто вглядимся в друг друга в очередной раз и прошепчем что-нибудь... Разве есть разница - что именно? Здесь и никогда. Просто. Слышишь? Просто так.

Это был странный вечер-ветер.
Не такой как все, какими бы разнообразными для меня они ни были...
Один из тех, после которого сложно сказать "пока-пока".
Лишь тихое смутное спокойной ночи.

Унылые, усталые признанья на крови.

Такими взглядами в моей душе вновь и вновь сеится смута. Иногда кажется это твоим любимым занятием. Ну за что мне эта избирательная впечатлительность?

Когда нибудь прольется дождь всех моих переживаний, эмоций, невысказанных. И это будет массовый пожар истоков перебросанного.
Пересказанное вновь задевает за живое.
Перескказанное заставляет вспоминать. И прошивать заново разразившееся дождем раны.

Чашка ванильного неба, пепельница горьких конфет.
В памяти. И только
это спасает.
Милый, имя тебе легион.
И в зеркале ты, из крана твой смех.

Ты за каждым углом -
в крыльях бабочек, кронах деревьев.

И дело тут вовсе не в знаках, заклятиях, зельях..

Демоны ищут тепла и участья.

Предаюсь огню, разрываюсь на части,

Оставляю ожоги, и ноющие порезы -
Все равно ты ранешь сильней чем стекло и железо.

Милый, имя тебе легион.

И я на память оставлю свои сигареты.

17 дек. 2009 г.

Тот укол, который мне нужен.


Милый, имя тебе легион.
Ты одержим. Поэтому я не считаю ворон.
Соблюдаю постельный режим.
Но
в зеркале ты, из крана твой смех.
Ты не можешь меня отпустить.
А я не могу вас всех.
Я сбежала чуть раньше, чем слишком поздно.

Прорываясь сквозь ветки заросших давно уж деревьев сознанья, я стараюсь не думать, за тобой наблюдая. Разговорами крепнут мои наблюденья, прерываясь на сотни ненужных видений. Я искома тобою, я потеряна - вою. Мои бабочки рассыпаются пауками. Разрываясь на них, разгребаюсь руками. Я раскинута полем по минутам агоний, я читаю и слышу сотни, сотни историй. Они также пусты и нелепы как море. Они может красивы в своем этом горе. Но они безутешны, не нужны, одиноки, пропиты. Карта их не растрепана может, но давно уже бита.

15 дек. 2009 г.

Спасибо.

Ты даришь мне счастье.
Ты отвечаешь знаками на мои вопросы.
И исполняешь мои желания.

13 дек. 2009 г.

Смятение


Это все слабость, сдавленность в груди, так и норовящая остановить мое хрупкое дыхание.
Это все усталость и нежелание сейчас что-либо делать, кроме как...
Кроме.
Мои глаза устали. Хочется их закрыть. Закрыть навсегда.
Я вся в неведении, не знании, не уверенности.
Просто, как всегда, странно, и, тяжело.

12 дек. 2009 г.

Днем и ночью?


Все также.
По пульсирующим прожилкам искренных закатов совести.
По живеньким лобзикам.
Это просто запах лезвий.

Только бы не играть.
Не играть в столь жаркий огонь неизведанности.
Потеряешь меня?

Это город глухих, не прощенных.
Я иду, спотыкаясь, падая, летя, вызывая на бой.
Только так.
Только истина.
Мои черные ночи твоих мерцающих страхах.
Попробуй порвать себя в клочья. Просто так. Весело?

Остаточные взгляды ненужных проспектов.
Пустые отзвуки прозрачных респектов.
Проклятая злость и мысли насквозь.
И только бы соль игрою не врозь.

Дурацкая ревность терзает по венам.
Сквозные ненужности в ломкости сена.
И только бы болью не врезаться снова.
Прожить нереально. Как искры - оковы.

Я горю. Снова.
Не ошибись с рукою.

8 дек. 2009 г.

Лучше просто...молись.


Каждую ночь пистолет под кроватью с парой стрел в сердце.
Каждый день жить под прицелом, избегая не_случайного взгляда.
Каждый сон искать ответа и вызывать сотни переливов агоний в чужих пустых_сердцах.
Каждый раз испепелять словом, для того, чтобы возродить из пепла в эйфорию.
Каждый миг жить тьмой, для того, чтобы чувствовать вновь и вновь себя собой.
Каждый час выбирать пароль заново, для того, чтобы не взломали самые драгоценные патроны.

Я прожила без любви_без тепла слишком долго, для того, чтобы с легкостью возродить былое. Прошлого не вернешь - лишь новое.
Я прожила без глаз_губ слишком долго, для того, чтобы вернуться к былой чувствительности. Прошлого не вернешь - лишь новое.
Я прожила без сердца_без чувств слишком долго, для того, чтобы меня можно было так просто отогреть. Прошлого не вернешь, лишь новое.

И каким будет это новое - зависит только от нас.

6 дек. 2009 г.

Запомни правильный пароль. Кто знает, как там может быть.


Разобралась в себе и теперь предстоят лишь те же переливчатые разговоры, но уже без сомнений.

Похолодало. Иду по морозу и слушаю. Хочется закрывать глаза и вдыхать новые запахи зимы. Но страшно споткнуться после нового порыва ветра колкости по щекам.

Распускаю локоны под новые ноты депрессивных откликов.

Жду чего-то яркого, доброго, легкого. Непривычно.

Активность зашкаливает. Главное не растерять ее раньше времени. Главное успеть пробежаться босыми ногами по лезвиям до того, как захочется рухнуть или уснуть.

Скоро буду раскладывать карты. Скоро буду использовать полный потенциал уже в реальной жизни. Я чувствую предвкушение этой силы.

Что случится теперь я не знаю, но знаю, что все будет к лучшему. Априори.

4 дек. 2009 г.

Зря ты думаешь о смерти? Закрываю глаза, иду на грозу.


Датчики злобы зашкаливают.
Эквивалентное сопротивление самоконтроля аннулировано.
Период колебаний настроений истреблен и...уже не период.
Капли частоты слов размазаны по стеклам.
Реактивная составляющая слез давно на героине.

Сопротивление контура каждых клеток при резонансе напряжения тела равно активному сопротивлению разума-цепи.

Ток игольчатых каверзных вопросов в таком контуре зависит от напряжения искренности, подаваемого в контур, и от активного сопротивления отрицанию контура. Напряжения на элементах "сердце" и "нервы" могут достичь больших величин.

Это я тайком, случайно, подсмотрела твои кошмары.
Было все тепло и жарко, а теперь снега по пояс.
Ни свет ни заря - горят тылы.

Свободен лишь тот, кто владеет собой.

Как трудно сделать шаг.
Еще сложнее - два.
Дорога наугад.
Я выбраю свободу - держаться за воздух, за острые звезды.

Изощренная пытка...


Неуютный голос пел навязчиво: "Убей ее".
Каждый взмах крыльев, взгляд равнодушный,
присутствие третьего как вызов, как пуля.
Танцор устал. Танцор просто хотел тишины.

Меня успокаивает одна и то же песня.
Вечера сливаются в похожести под катом разности.
Вчера есть не_сегодня.
Вчера была "Пока-пока" по кругу - сегодня "Танцор".
Вчера была поздняя усталость - сегодня ранняя.
Вчера была почти убитость - сегодня еще _не_убитость.
Впрочем, это все мелочи. А в общей картине слишком было бы похоже, если бы не день, проклепавший меня до этого.

10 выстрелов по подобию человека-мишени. Боевая пневматика и какие переливы эмоций.
Итогом в 91 очко. Результат ли после 1,5 месяца занятий? Кажется. Да.
Но я собой не довольна. Могу. Лучше.
Я впервые не волновалась так, как, например, волнуюсь на экзаменах или любых, подобных этому, мероприятиях.
Я подготовилась, взяла себя в руки.
И вот оно - спокойствие равнодушного, даже циничного, взгляда.
Давно заметив, что стреляю я хорошо только в одном состоянии, постепенно научилась подчинять это настроение воле.
В тире нет никого.
Только я и мишень.
Только выстрел и попадание.
Только тело и пуля.
Только.

Абсолютная собранность. Отработанная схема действий и не_игра.
И какое же немыслимое спокойствие после трех десятков выстрелов. Странное состояние полуненависти, полупрезрения, полурезки, полусилы, полусобранности. Получувств. Полуощущений.
___________________

Кажется нелепым хотеть тишины.
Кажется нелепым изменять себе.
Кажется нелепым допускать странные мысли.

В меня решили внедрить совершенно противоположные моим чувства, позволить все самой разрушить, а потом, когда не понимая что творю, натворю, позволить проснуться? Такими образом заставить страдать? Не получится.
Чем со мной тяжелее, тем изощреннее?
С такими сильными игрушками подставные не прокатят. Увы и ах. Я бы даже посочувствовала, не будь мне так противно от ваших попыток.

Справляться с таким источником ненависти как я пока никому не приходится. Кажется я докопила до того свои эмоции, что происходит переизбыток.
кувшин переполнен.
Пора использовать ресурсы по полной. Пора творить зябкими пальцами по крупицам боли. Пора рисовать морозные узоры на сердцах зрителей.

Навящевые строчки стихов уже давно вертятся в моих истинах.
Устраненные узоры уже давно раздирают мне плоть на руках.
Все говорит о том, чот поздно откладывать.
Но я все равно так неустанно медлю...

3 дек. 2009 г.

Пока-пока.


Я соберу со дна осколки самого себя
Иснова заживу без боли и унынья.

Утром. Но не сейчас.

Какой-то холодной и зябкой ухмылкой прорезало свору мыслей.
Убийственное состояние безликих одиночек.
Я не грустная, я сонная.
Я какая-то незыблемая в этом неумении искать мучительное.
Я какая-то неискренняя сегодня в порывах раздербанить кожу клыками.
Я какая-то спохватывающаяся на собственных же словах.
Поздно. Поздно. Говорить что-то элементарно поздно.

Наверно это просто предвкушение "без себя". Или же подготовки к стремительным падениям вдребезги. Или же свора собак, накормленных бешенством, на пути. Или же... Или.

Я знал что все не так, я сам себе не верил.

И только бы не уснуть.
Только бы не прочертить последнюю черту бредовой лжи.
Только не обратить все мысли в реальность.

Я слишком подозрительна в агонии привычки.
Привычки ждать.
Привычки предвкушать подвох.
Привычки ненавидеть.

И я найду. Ее найду. Она одна моя.

Краткости колкостей взглядов.
Краткости искусственных улыбок.
Краткости в назывных искорках не_злобы.

Я вероятно просто устала.
Черной паутиной затянув все зеркала, я случайно затянула и истины.
Просто, опасности не чуя, пробежалась усталым огоньком по всем не_созданным.
И также просто не заметила смеси домыслов и правды, смеси комков недоговорок и реальности, смеси сна и яви. Чертовой яви.

Вы были как одна любовь до гроба.
До гроба были вы.
А после нифига.


Всему есть свои оправдания. Какими бы глупыми они не могли бы казаться.
Каждому есть два выстрела. Какими бы бессмысленными они ни были, при неумении обращаться с оружием.
Каждому есть два знака. Какими бы незаметными в своей подлости они бы ни были.
Не были.

Унылые, усталые признанья на крови.
Оставьте их тому, кто может вам поверит.

Как-то неожиданно не запомнила ничего. Такая ошибка не простительна. Ошибка ощущений. Позволила себе забыться. И забыла. Жаль?
Пока-пока, цыплята табака.

1 дек. 2009 г.

Осколки разбитых губ. Лезвия.


Размазанной тушью по осколкам эмоций. Если бы она была, если бы они не были скрыты.

Страшно мучиться молча.
Страшно молчать и ждать.
Страшно уметь упиваться собственными муками.

Когда хочется плакать, душа раскулачивается и превращается в одну большую историческую жижу, которую самой уже не возможно собрать.
Поэтому я глотаю подступы истерик на самом начале. Меня некому будет собирать.

Какими глупыми не были причины, но концерт в своей громкости удался. Почти.
Я снова не могу показать всю себя. Не проси. Это слишком больно.
Научившись скрывать свои эмоции, научившись быть этакой опорой, у которой нет права сломаться, я разучилась показывать свою боль во всей истинности эмоций даже если хочу.

Я не могу. Быть слабой.

Туман. Покрапывающий дождь, сыростью своей завивающий мне кудряшки и стайка рыжих фонарей в серости пустынной набережной.
Молчаливые глаза, старающиеся не встречаться с моим. И лишь тихие отзвуки каблуков.

Хотелось бежать, исчезнуть, спрятаться там, где никто не увидит. Хотелось хотя бы для себя, на несколько минут побыть слабой.
но я все также шла по этой набережной, прямо как день до того, только уже не одна, и ждала.

Разговор был странен. Непривычен и словно растерзан.
Два зеркала сошлись в упрямом споре. И никто не желал уступать.
Два барана уперлись в одни ворота. Только с разных сторон.

Сколько слов, сколько иллюзий и сколько правды. Пробирающая дрожь по венам, раздирающая боль по легким, искусственная улыбка по глазам.

Ты говоришь, что становиться пофигу на себя.
Страх. Чистейшей породы страх.
Хотелось сжать тебя в этот момент еще сильнее и заявить, что хрен ли ты от меня денешься. Но точно также я понимаю, что если ты захочешь, мои слова быстро станут ложью. А лгать я не люблю.
Значит я правильно сделала, что позвонила.
Пусть и упав на пол в своей комнате, даже не сняв пальто. Пусть и стягивая шарф так, что рисковала уже задушить себя, пока слушала гудки. Я боюсь предположить, что было бы если бы ты не взял трубку.

Какое поразительное количество глупых мыслей, предположений. Да что там, фантазий. Да, пожалуй, никогда бы не поверила, что я так умею. Не приятно. но от фактов не убежишь.

А сколько слов. Разных.
Важных, бессмысленных, эмоциональных, гладких, хрустальных...
Такие сети по мне.

И все же я не знаю как с собой справиться.
Я слишком сильно изменилась и, не факт, что в лучшую сторону.
Я уже ни в чем не уверена, кроме... Я знаю точно одно.
Я не уйду до тех пор, пока не пойму, что все бессмысленно. Я буду драться.


P. S. : ровным спокойным голосом такая ласковая констатация факта.
Оба упрямы страшно. И ведь каждый считает, что прав.
Не ожидала, что позвонишь. Не ожидала, что сегодня. Не ожидала разговора. И не знала, что говорить. Не была готова. Но была сдержанна. Это меня и спасло. В этот раз.