31 янв. 2010 г.

Все между нами.



Сегодня я за черными очками, в балетной пачке, шлюховских сапогах выше колена и розовом парике. Издеваюсь над публикой, провожу эксперименты над собственной выдержкой.

Я поцелую тебя глубоко.
Я сердце задену, тебе станет легко.

Неистово желаю знать, чувствовать, видеть, дотрагиваться и слушать.
Моя нежная кожа рассыпается гранитом от любого похабного неисполнения моих желаний, а сердце рвется на куски от счастья.
Проблемы не моей жизни волнуют меня исключительно по будням. А по выходным я запираюсь в собственных гуляньях и успеваю сотворить как минимум три встречи за день. Ночью же я жажду знаний иного характера. Расскажи.

Остается любовь.
Остальное похолодало
.

Цвета мнимых развалин мои глаза, но это только на сегодня. Заглянешь - рассыпешься, но станешь так неистово похож на меня. Хочешь?

Ты сжимала в руке все, что есть у тебя:
Бесполезное сердце и слепые глаза.


Наверное самое свежее, что есть в этом ласковом утре - это сладостные поцелуи морозного ветра зимы и жажда. Неутолимая жажда странной своей смерти.

Слишком много зимы на короткие дни.
Если ты не звонишь - признак смерти весны.


Иногда раскатами грома хочется броситься на стены и улететь по ним ввысь. Это мой антивирус по жилкам, это мой огненный шарм по стеклу, это моя смердящая улыбка по новым костям и протухшим венкам.

Когда мне больно, когда мне темно
Я слушаю громко группу "Кино".


Я завидую себе, когда вижу ...

28 янв. 2010 г.

Пустотные артерии снов


Странные ужасы... Перечеркнутые дуновением тебя и сладостью прикосновений.

Не первый раз мне снится многоэтажка, похожая на наши девятиэтажки своим коричневым кирпичом и обшарпанностью подъездов. Почему-то подобные подъезды встречаются только в одном типе домов. Но в приснившемся здании было явно больше этажей. Там был лифт, довольно страшный для меня. Он снится мне не первый раз и в сюжетах этих снов через каждый раза три-четыре, он, словно по собственной воле падает и, таким образом, убивает. Лифт пожирающий людей? Бред? Но я знала, что он выбирает людей по каким то своим критериям...И его почему то не закрывали. А люди шли и шли...
Я, кажется, уже на эту тему раздумывала когда-то.

А до того, как я в очередной раз встретила во сне этот гребанный лифт, мы с тобой были в одной из квартир оного дома. Я помню комнату небольших размеров с балконом, находящимся довольно высоко. Он был выше зеленой листвы - макушек деревьев. Ты был на балконе, я в комнате и, да, и там и там было много людей. Помнится, с тобой на балконе было трое парней - худые, обычные парни, каких много. Кажется, один из них был коротко стриженным брюнетом. Со мной в комнате тоже были люди... Но помню я только одного. Он был моим другом. И я точно не первый сон вижу эту его зеленоватую шапку, натянутую по глаза и значок, крепленный на пирсинг так, что закрывал губы. Таким образом он казался этаким неестественным гуманоидом. Чуть ниже меня, худой блондинчик - он был моим старым другом. И в этот раз я запомнила его имя... Точнее прозвище - он звал себя Misti. Мы о чем-то говорили довольно долго. А потом он резко и быстро произнес шокирующую меня фразу и повалил на кровать. Я, будучи в шоке, не среагировала сразу... И в этот момент зашел ты. Классика жанра - в самое вовремя.
Пока я его с себя скидывала, у тебя менялось лицо.... А потом ты разозлился. Мне ты не верил, хотя я и ничего не говорила. Выйдя из себя, ты закричал слишком высоким плаксивым голосом, что поразило меня сильнее, чем предыдущее действо, и вылетел из комнаты. Я ринулась за тобой и благополучно спустившись на лифте с потерей нескольких нервных клеток(именно тогда я обнаружила и вспомнила что это за лифт) я спустилась во двор и не найдя там тебя, поняла что ты уже вернулся. Как? Спросите сценаристов наших снов.
А вот теперь было кошмарно уже классический. Я не одна ждала лифт. Первый раз лифт сделал вид, что приехал(ну звуки-то были), но когда открылись двери там была лишь лифтовая шахта.
Потом нас на несколько секунд заперло на лифтовой площадке(дело в том, что устройство данного подъезда отгораживало лестницу и площадку перед лифтом дверьми, со стеклом внутри белых рамам. Вот эти самые двери непонятным образом (окон не было, а следовательно, и сквозняка) с грохотом захлопнулись и не желали открываться. Когда же они открылись, вновь приехал лифт, точнее его звуки, и, путем открытых дверей в лифтовую шахту, показал нам, что нас каким-то непонятным образом переместило этаж эдак на третий-четвертый. Напомню, все были на первом. Но всем нужно было выше.

В итоге я не помню как оказалась на нужном мне этаже, прослушала дубль твоих криков и меня вышвырнуло внезапной сменой картин на лестницу. Я знала, что это лестница все того же дома, и, теперь, мне нужно было вниз, но устройство ее меня искренне смущало. Полурассыпавшийся бетон, проглядывающие куски арматуры, а кое-где и вовсе голые железные каркасы никак не внушали доверия к такому спуску. Более того, я не понимала зачем строить в таком доме лестницу, чем то напоминавшую амфитеатр. Это пугало своей то ли глупостью, то ли абсурдом.
Описать лестницу довольно сложно, но все же я попробую. От площадки, на которой обычно располагаются двери, вниз идет довольно широкая лестница, расползающаяся ближе к низу огромной по ширине площадкой(совершенно пустой, при чем даже без окон. Точнее окна там расположены слишком высоко). От этой площадки вниз идут две узенькие лестницы далее вниз по бокам, ну и остальное по аналогии. Но сама лестница огромна. Я, помнится видела двух девушек(одна сидела на арматуринах, вторая бесстрашно стояла на них же) и три-четыре человека очень далеко от меня.
Открыв глаза я долго приходила в себя.

26 янв. 2010 г.

Сумбурные карусели меня.


Маленькие переплетения моих нервов периодически сдают.
Я не понимаю, не понимаю, не понимаю.
И вообще зачем мне так много осколочных "я"? Угнетает.
Подскользнувшись на приближающихся запахах весны(да-да, я уже их чую), я размазала косметику зимы и пропалилась со своим Маем. Не знаю как теперь быть.
Заодно я запуталась в мокрых волосах, жажде ласковых нежных, невыносимо привычных объятий и в скомканных ссорах. Зачем же так?
Завтра я выкурю стопку новых слов, а может даже и книг.
Ну а сейчас я просто исчезаю, испаряюсь, растворяюсь.

24 янв. 2010 г.

В паутине точки слияния горизонта и земли...



Ударной волной крови. Прямое попадание. По губам.
Слипшиеся от моря искренности ресницы.
Штопорные руки с винным запахом.
Хмельное угарное страдание.
Неимоверный невроз на скомканных шторах когтями.
Виновна в любви своей.
Смертна в колкости резиновой.
Роща нервов в комке разодранных предвкушений.
Неправильные мысли. Те, которых не должно быть на морозном инее улиц.
Не допускать?
Страшно понимать собственные способности...хотя нет, это больше ....возможности?
Это намалеванный возраст чувств. Люди привыкли считать. И я такой же людь, как и они.
Продолжая размазывать кровь на губах немыслимо откровенно рассматриваю клеточки монитора.
Готические истины моего образа разбрасываются по сетчатке глаз окружающих. Отыскивая в толпе таких же одиночек как и я, оборачиваюсь. Скудные, знаете ли, дни.

21 янв. 2010 г.

Странные-странные отблески


Иногда так тянется линия по песчинкам разностей. Чувства, эмоции, жизнь... Все это моя сила. Слабость.
Я, вероятно, слишком сладко люблю, для того чтобы видеть все в других цветах.
Мое сердце скалится и щурится от солнца.
Мои искорки прощальных слов разлетаются по ветру с быстротой молниеносных взглядов.

И я, увы, больше не живу линиями. Надеюсь, это ненадолго.
Просто иногда глядя на все это разлетающееся хочется, так хочется, это нарисовать...

19 янв. 2010 г.

Девушка с цветными глазами.


Можно увидеть, даже за недолгую жизнь, огромное количество глаз. Совершенно разных - маленьких, громадных, красивых и не очень. И у всех у них огромное количество оттенков. О таком просторе мечтал бы каждый художник, но...все они черно-белые. Серые, чуть темнее светлее, кипельно-белые или же словно кромешная темень. Никогда в них нельзя было увидеть цвета. Пустые, совершенно пустые, практически бесцветные, относительно всего сущего, глаза. Огромное количество глаз, окружающих тебя своим сочащимся выражением - интонации, ощущения, чувства, практически все - передают глаза. Не даром говорят, что глаза - это зеркало души. Но раз так, выходит, что у каждого из окружающих черно-белая душа. У каждого свой оттенок, но все же... Знаете, через года два таких наблюдений на все это жетко скучно смотреть. Неимоверно скучно замечать новые оттенки черного и серого, невыносимо смотреть в белые глаза. Именно последние больше всего напоминают пустоту. Пустота и бездна. Две грани - стремление к которым зачастую приводит к серому. Достаточно скучному, мышиному.
А самое забавное в этом мире глаз то, что ты никогда не узнаешь цвета своих глаз. Каждый встревшийся тебе человек, ответит на твой вопрос всегда по-разному. Для каждого ты будешь иным. Как говорится, каждый подумает в меру своем испорченности, или, все относительно. Вы, может, спросите про зеркало зеркало? Всего лишь зазеркалье, каждый день разное.
Но вот, однажды, ты встречаешь ее - девушку с цветными глазами. Они переливаются всеми цветами радуги. Ты не можешь оторвать от ее глаз взгляда и она удивленно поворачивается к тебе. Привыкшая, как и все они, к напряженному, но скучающему взгляду, она понимает, что ты ее выделил, но не понимает почему. А ты просто любуешься. Пусть ты и неимоверно удивлен, но ты всего лишь любуешься. Ты хотел бы смотреть в эти глаза вечно. Видеть эту душу рядом. Ведь она такая чудесная.
Ведь она такая цветная.

17 янв. 2010 г.

Глазами незрячими.


Это какая-то слепая нежность.
Она испускает меня своими дикими побоями пробегаясь по стенам.
Я некий контраст в слепых ночах.
Я одинокий огонек в луче солнца.
Я поток мыслей в сквозных вагонах.

И такими вот ускоряющимися тэмпами я прихожу домой в 10, разворачиваясь совсем иным сгустком сомнений. Такие стоны разума могут слышать только кошмары.
Но это подозрительность отсутствия крови и сладких свечей, проникающих своим огнем тебе под кожу.
Я слабая картина, но яркая возможность.
Я частичка кретина перед шагом в пропасть.
Я пятая масть в колоде игральных карт, которые умеют лишь проигрывать.
 
И так и тянет спросить пропасть о мнимых созданиях потустороннего зверства.
Кефир, спллошной кефир жизни.
И да, я все также помню...цвет твоих глаз.
Сильный удар по мне отдается шестеренкам воздуха.
Спусковой крючок уже давно нажат. Сжат до предела. Так, что проявились венки на пальце.
Рука дрожа еще не опущена, но взгляд уже сменился другой интонацией.

С каждым днем труднее. Изощренная пытка.


День сменяется днем.
Я без вас, но вдвоем.
Мое сердце огнем...
Я все помню о нем.

А вы гладьте все чаще...против шерсти.
Я еще пытаюсь верить в сны.
Я еще пока что верю в вас.

16 янв. 2010 г.

Столпотворение ярких красок вдруг обратилось в черно-белое...


Иногда в этом стеклянном сердце оживают ужасные шрамы.
Оставляя ожоги и ноющие порезы, нужно умудриться уснуть, уплыть в омуте сквозных пуль в вечность других миров.
Меня не отпускают ощущения, чувства, эмоции, ми люди - эта чертова жизнь.
Содрагаясь на краю реального мира, я заламываю руки себе и пытаюсь выдержать.
Мне отвечают долгими гудками или недоступностью именно в тот момент, именно в таком состоянии, именно те, кто так был бы сейчас нужен.
Когда вены напряжения стянуты тонкой леской, когда превращаешься в один большой комок нервов, натянутых именно так, как эта самая леска, когда вырубаешь свет одним взглядом случайно - просто потому что уже слишком.... Когда твоя улыбка может сравниться лишь с тупым оскалом, совершенно не вписывающимся в атмосферу, когда ты расшвыриваешься энергетикой направо и налево собирая вновь и вновь ее в себе... Этакая атомная бомба без видимого воздействия на окружающих.
Это просто саморазрушение. Когда тебя не слышат.

13 янв. 2010 г.

Ощущениями пьяна я.



Иногда я повторяю себе странную фразу: "Живу тобой". Она всплывает во мне переливами чувств и наваждений, а потом затихает перезвоном само непонимания, да и в принципе непонимания... Непонимания? Не воздух. Не душа. Не сознание. Это просто счастье. Я живу счастьем.

Странные слова. Нет, не странные - неожиданно ожидаемые. Парадокс замешанных красок. Как ни крути - при добавлении черного - всегда будет темный, а при добавлении белого - как-то сразу светлее. Эта черно-белая жизнь неожиданно раскрасилась не ожидаемыми тонами и оттенками...красного. Красный, который нежен. Красный, который ярок. Красный, который счастье? Это странность красного в моей интерпретации.

Это музыка странного сна, распыляющего на мне свои искорки вас. И, что бы ни случилось, в моей жизни слишком мало большого количества людей, которых страшно потерять.

Тех, которые ТАК идеальны.
Ощущениями пьяна я. Любовью, счастьем и слишком громкими, в своей незначительности, словами.

Я перестала рисовать. Практически совсем.
Переходя на новую ступень самосознания, чувств, жизни... Я выжидаю от себя новых каркасов реальности. Нужно время.
Я перестала рисовать. Потому что стала спокойнее, потому что слишком многого не обьяснишь.

Сколько важной правды было сказано. Как редко я слышу искренность, которая вовремя, которая нужна, которая должна иметь место быть. И сколько еще я запомню этих редких моментов необьемлимого наслаждения счастьем. Я не просто запоминаю, я переношу его, как смертельную болезнь, и, одариваю им остальных. Заразна как ветер.

Парализующий яд счастья, диктующий действия, растворяющий жизнь, питающий чувства.

11 янв. 2010 г.

Не умею без ветра.


Перебарщиваю себя и живу под знаком "скользко".
Прожигаю остаточными эффектами юбку промозглой жизни. Это тусклый окурок связей в темноте.
Мои секунды-облака расплываются по новому небу подсознания.
Я изменилась. Я собралась из старых прожилок прошлых осколков и распустилась сладостным цветком живучести и смерти.
Мои эмоции перестают себя сдерживать. Они желают жить. Теперь иначе.

10 янв. 2010 г.

Иногда


Иногда хочется просто жить.. Разрываяссь под сотнями плеток всевозможных глуппых игр. Просто. Жить.
Иногда раскаляешься под сплошными ожогами слов о чувствах и разрываешься на сотни маленьких эмоций, которые упорно не желаются складываться в одно - слишком разрозненные.
Иногда я боюьс проснуться во сне. Я боюсь пережить больше чем эта реальность откровений.

8 янв. 2010 г.

Момент. Разорвано.



Она заходит в своей любимый ресторанчик недалеко от дома. Здесь практически никого нет.Привычная улыбка уже узнающей официантки и лишь несколько слов: "мне как обычно".
С ее глаз постепенно спадала краснота, но они все еще болели. Как после долгой истерики. Хотя такого не было. Это был просто слишком мощный эмоциональный выброс. Что есть слезы? Всего лишь вода, распускающаяся на коже быстрыми узорами. Ей казалось, что мало у кого случаются такие "выбросы". Она просто не умеет плакать. Разучившись однажды, сложно потом сравнивать слезы с умением кататься на велосипеде. И сейчас она ненавидела свои эмоции. Просто за то, что когда они вырывались, ей было еще хуже. Невыносимо.
долгое время борясь с этим недостатком, она наконец постепенно научилась почти не плакать. Но это самое "почти" периодически мешало дышать, перекрывая доступ к легким, заволакивая реальность и превращая лица людей в самые невообразимые отвратительные маски. Она боялась этого "почти" также, как слон мышки. Глупо.
Она никогда не хотела быть бездушной безэмоционаьной куклой. Она просто не любила жалость окружающих. Точнее тот факт, что ее жалеют. Она ненавидела слезы за то, что они хотят чтобы их жалели. Она ненавидела в себе слабость.
Привыкшая быть волевым человеком с замерзшим сердцем для большинства, и просто сильной для любимых,  сейчас она чувствовала себя отвратительно расшатанной.

Прошел почти час. Не помогало ничего. Выпитый ликер, отброшенная на край стола книжка, сладкое... Ничего. Она ждала. У нее оставалась последняя надежда.
Общение. Вот что часто давало ей разрадку. отвлеченный разговор, где нет места мыслям о себе. где нет жалости в принципе. То, где есть лишь цинизм и романтика в переплете включений...

7 янв. 2010 г.

Водопад белых истин.


Сладкие споры ни о чем. О таком важном. О таком родном, но прошлом.
Когда бой выигран, даже ошибки приятно вспоминать.
И мы вспоминаем.
Этакая хрустальная бесконечная болтовня.
Замерзшие пальцы, прячащиеся от твоих глаз в берете.
Новые лица. Любопытные новые лица. И резкое воспоминание момента прошлой случайной встречи. Кто бы мог подумать....
Весь день за учебой и еще одна маленькая смерть.
Роль владелицы стрипклуба за мольбертом и скрипка в сердце. Радует, что не скрепка.
Смущенная жизнь, скрывающая лицо под маской чувств и распластавшиеся по дну сознания планы.
Так и живем. Так и любим.

4 янв. 2010 г.

Но не хватало счастья


Жизнь - это бесконечная дорога. Нет, даже гонка. Гонка далеко не по асфальту. Гонка по ухабам, отвратительной дороге или и вовсе по земле. Гонка за финишем под название "счастье". Этакое затяжное рассуждение сквозь сумерки ночных дорог и дым сквозных пуль.

Я ввязалась не в ту игру. Я раскладываю картинки про счастье другим и пока не опасна. Но ведь это только "пока". Когда  нибудь может я нажму на курок. промахнусь. попаду не в висок. Хотя все равно будет.

И потери теней,
Проклиная свой день,
Раскрывают в агонии скуку и лесть.

3 янв. 2010 г.

И каждое "нельзя" вдруг превращается в "можно".



Видимо таков удел - жить сладкими сложностями.
Сколько же сущностей понамешано в сегодняшнем вечере.
Благо - не все из тех, что я знаю.

Налейте крови. Бокалы синие пусты. Давайте выпьем за обаяние борьбы. За идеалы - мы их ковали на огне.

Да, пожалуй, сегодня не хватало только ее - крови. В подобного рода призрачных мыслях проводишь вечер, периодически сбегая на лестничную площадку - к разговорам и задымленному эмоциями пространству.

Иногда просто кажется...что сегодня не кончится никогда.

Такие запорошенные взгляды в отражении стекол вагона метро. Такие томные глаза под давлением в ушах. Такая вот геометрия одиночества вдвоем.

В самом сердце моих картинок лучше бы просто не было этой.
Той, на которой разобрано все по мелочам.
И каждая мелочь забита иголкой.
И каждая иголка раскурочена донельзя...
И каждое "нельзя" вдруг превращается в "можно".

С глупых твоих небес не хотела бы видеть этот мир.
Сотри мои мысли.
Выпей мои желания.
И просто забудь.
Как и всегда.

Сделаем вид как будто нам есть что скрывать. Сделаем вид, что мы делаем вид будто ничего и не было.
Это же...забавно.

1 янв. 2010 г.

Промелькнувшее.


Во время того, как большинство из вас живет праздниками, я расплескалась на мысли.
Моими спутниками ночей записались живучие вещие сны и чашка спирта любви.
Мои плавленные слова распускаются на неоновых проспектах за окнами.
Я...просто живу в своем маленьком мире.
Я может быть и хотела бы перестать жить вами, мои Preferate.
Но мысли вновь и вновь вызывают ваши фантомы в мой дом.