8 июл. 2013 г.

Память под кожей.

Сколько не отгораживайся, память останется.
Раны никогда не заживут.
Время не лечит, время лишь перемалывает.

Я все еще вспоминаю их. Всех по-разному. Они все были разные.
Я пропускаю воспоминания о них через нерворубку, и с каждым из них я вновь и вновь осознаю что-то новое.
И я боюсь, что никогда их не забуду.
Еще сильнее я боюсь что они станут появляться не только в памяти этой жизни или не дай боже... ну, да не важно.

Но есть третья. Самая большая проблема.
Когда то с третьим персонажем этой линейки я решила что это_любовь.
Потом оказалось что это_влюбленность.
И затем, что это_влюбленность_в_придуманный_человеку_образ.
Ну, как водится у меня. В целом ничего особенного.
Если бы не одно Но.
Это были ни влюбленность, ни любовь и ни что бы то ни было близкое.
Вся фишка в том, что это было лишь долбаное вдохновение.
Подзарядник, который остался во мне до сих пор.
Я не знаю ни одного человека лишь от существования которого меня так тянуло бы к творчеству на протяжении нескольких лет, даже если бы он был рядом. А персонаж  сей совсем не рядом. Да и распрощались мы далеко не на спокойной ноте. И не один раз. Впрочем как и со всеми тремя.
Но единственный среди трех. Это немножечко перебор.
Даже нет, это совсем перебор.
И теперь я не могу пропускать это существо, не могу отгараживаться, не помнить не могу.
Именно от этого человека меня уносит в далекие дали.
И меня убивают моменты, когда остается лишь один, вот этот "расчудесный" источник.

Я хотела бы не встречать.
Не знать.
Не видеть.
Не делать этот шаг вперед.
Не всегда лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть. Ой, как не всегда.

И теперь я снова зависима.
Помнится последняя моя человеческая зависимость выветрилась через 6 лет. И то, не до конца. А сколько будет здесь, если все сильнее, по-другому? Если я сама с ней не справляюсь? Если сама лезу на рожон, пробиваясь вперед. Правда, выстраивая для начала крепости, огараживаясь окопами. Но тем не менее мне давно бы пора было остановится.

Мою память, мои воспоминания люди слышат. И эти люди обьявляются.
Они говорят красивыми речами, обвалакивают меня ложью и вновь бьют под дых.
Я не хочу их помнить, потому что не хочу больше подпускать.
Но я, черт возьми, не могу их не помнить.
А не идти к своему вдохновению и вовсе невозможно.